Прерванный полет
21 Август 2009 г.

Сегодня, в день официального открытия авиационно-космического салона МАКС-2009, стоит жаркая солнечная погода, и синее небо принимает в свои объятия стальных птиц. Пилоты самолетов и вертолетов демонстрируют свое мастерство, показывая фигуры высшего пилотажа. Однако на этом празднике жизни, в отличие от предыдущих лет, нет пилотажной группы «Русские витязи». Они отказались выступать без своего командира Игоря Ткаченко, погибшего во время генеральной репетиции в минувшее воскресенье.


_______________________________________________________
Центр показа — единственное место в Военно-воздушных силах,
 где можно летать так, как тебе позволил Бог

Игорь Ткаченко, ведущий и соло-пилот
авиационной группы высшего пилотажа
«Русские витязи»
+++++++++++++++++++++++++++++++++++++


Сейчас, как после любой подобной трагедии, строится множество версий: мол, были технические неполадки, в двигатель залетела птица, была ошибка в пилотировании. А специалисты, проводившие предполетную проверку самолетов, утверждают, что никаких неполадок не было. Возможно, это и так. Но, тем не менее, эта трагедия, как и многие другие, наводит на размышления: а что сейчас происходит в авиации вообще? Как контролируется вопрос безопасности полетов? Если контролируется…

Еще в 2005 году в одном из интервью Игорь Ткаченко сказал: «Нам уже сейчас не на чем летать. Из двухместных самолетов, оснащенных современной системой навигации международного уровня, в нашем распоряжении остались три спарки Су-27: у одной остался гарантийный резерв по налету 57 часов, у другой - 37 часов, а третья уже стоит "у забора». То есть элита нашей авиации летает на том, что уже пора списывать. А эти «птички» не списываются – их чинят и отправляют обратно – летайте, мол. При этом зачастую нет ни керосина, ни запчастей – ничего. И это все – в элитной части ВВС России! Что при этом творится в обычных частях – даже страшно подумать.

Более того, у этой самой части хотят отобрать аэродром базирования – Кубинку. Территорию военного аэродрома собираются отдать под бизнес-авиацию или, как минимум, под совместную эксплуатацию военных и гражданских самолетов. Этот проект пока что находится в подвешенном состоянии: ныне Кубинка так и остается в ведении Министерства обороны, однако ничто не мешает Сердюкову и Левитину договориться с бизнесменами насчет совместного пользования – были бы предложены соответствующие деньги…

Нужно сказать, что и в гражданской авиации дела обстоят немногим лучше. То самолеты в аэропортах приземляются с различными неисправностями (и хорошо, если благополучно приземляются); то топливозаправщики создают монополию в аэропортах и диктуют свои условия и цены на топливо безо всякой оглядки на Федеральную Антимонопольную службу; то конкуренцию между авиакомпаниями-перевозчиками создают путем разрушения работающей компании (ситуация с «Аэрофлотом» и уже полумифической «Росавиа»); то в судебном порядке  оспаривают реконструкцию аэропорта «Домодедово» (не потому ли, что «Домодедово» - конкурент «Шереметьево», главой совета директоров которого является министр транспорта Левитин?); то не дают нормально работать авиапредприятиям, выдвигая непонятные земельные претензии («Шереметьево-Карго»); то похитят деньги, выделенные правительством Москвы на малую авиацию… и несть числа этим делам. При этом та же московская воздушная зона – один из наиболее сложных воздушных узлов в стране. Особенно загружены аэропорты «Шереметьево», «Домодедово» и «Внуково». Тем не менее, общая загруженность – это не повод для списания всевозможных  неполадок и проблем. Это должно быть стимулом к совершенствованию всех систем аэропорта. Только какое тут совершенствование, когда, например, программное обеспечение информационных систем не менялось уже около 30 лет!  

Да что там информационные технологии! Какие там высшие материи, когда над тем же Шереметьево вовсю летают чайки и прочие пернатые, создавая реальную угрозу жизни людей. А разогнать их, видимо, денег нет. Хотя те же аэропорты получают прибыль со всего, что попадает в радиус их действия. Можно вспомнить хотя бы судебные разбирательства, касающиеся высоких цен на автостоянках. Или вот другой факт: аренда площади в здании аэропорта стоит очень дорого – поэтому цены в различных кафе и магазинах просто зашкаливают: булочка стоит 150-200 рублей, а бутылка минеральной воды – все 250!

Впрочем, вопросы цены и качества важны нам, потребителям. А тем, кто заправляет всеми авиационными делами, это без разницы. Министр транспорта г-н Левитин и его помощники, которые, по идее, должны радеть о транспорте вообще и об авиации в частности, спокойно относятся к происходящему произволу. Еще бы! Зачем что-то делать, если гораздо проще оставить все как есть и продолжать получать деньги под якобы модернизацию отрасли?    

Если собрать воедино все перечисленные и еще многие другие факты, можно сделать вывод: авиацию России целенаправленно разрушают, и делают это во всех ее областях. Это целая система, направленная на уничтожение всего, что создавалось десятилетиями. А ведь за каждой строчкой правил производства полетов стоит чья-то жизнь. Но до этого нет дела тем, кто уже давно использует авиацию ради собственной наживы, экономя на всем – даже на элите ВВС. Но даже «Витязи» оказались в одиночку бессильны против системы. Переломить ситуацию можно только объединив усилия всех тех, кто неравнодушен к происходящему не только в своей отрасли, но и в стране в целом, потому что эти вещи взаимосвязаны. Великое начинается с малого.

Сейчас, конечно, будет много версий произошедшего в Жуковском. Одна из них станет официальной. При этом мы можем так никогда и не узнать, что же произошло на самом деле. Об этом знает только Ткаченко. И небо.

Олеся Бойко, Ассоциация "Аэроград"

 

Ваши пресс-релизы, новости и статьи просим присылать на e-mail: info@aercity.ru